Общественные (Локальные) Деньги: Новый инструмент 21 века - 10 Января 2013 - Персональный сайт
Суббота, 03.12.2016
Мой сайт
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1509
Главная » 2013 » Январь » 10 » Общественные (Локальные) Деньги: Новый инструмент 21 века
Общественные (Локальные) Деньги: Новый инструмент 21 века
04:09
Общественные (Локальные) Деньги: Новый инструмент 21 века. Бернар А. Лиетар Общественные (Локальные) Деньги: Новый инструмент 21 века. Три наибольшие проблемы нашей современности в развитых странах это поразительно совпавшие: безработица, окружающая среда, распад общества – и существует множество подтверждений тому, что эти самые проблемы останутся главными на протяжении всего следующего века. Возникающие новые технологии обещают сохранить безработицу постоянной проблемой, даже если все Западные экономики выйдут из рецессии. К 2010 году, Китай будет выбрасывать в атмосферу планеты столько же углекислого газа сколько весь мир выбрасывает сегодня. Кризис общества наиболее системная, глубокая и сложная социальная тенденция последних 30 лет, без каких-либо признаков улучшения. Именно поэтому мы должны будем жить с этими проблемами в обозримом будущем, только стратегический долгосрочный структурный подход может помочь успешно разрешить стоящие перед нами проблемы. В данной работе показано как общественные (локальные) деньги могут помочь в решении всех трех проблем и позволят нам «перенаправить» экономическую мотивацию на достижение желаемого социального поведения. Сонаправление векторов моральных и экономических стимулов. Существует три основных способа побуждения к использованию осознаных поведенческих моделей: моральное давление, принуждение и экономический стимул. Например, вторичная переработка стеклянных бутылок может быть стимулирована через образование, законодательные акты или включение в цену продажи возвратного депозита. Очевидно, что комбинация всех трех - это наиболее эффективная стратегия. Когда стимулы противоречат друг другу, появляются проблемы. Представьте, что существует экономический стимул делать что-либо, что закон запрещает, в этом случае нам понадобится дорогая постоянная принудительно-контрольная система. И даже при наличие оной будут происходить попытки к контрабанде и прочие формы мошенничесива. Еще более наглядны примеры когда моральное давление должно бы одержать верх над экономической выгодой. Рассмотрим для примера известное выражение: «Деньги как навоз - они полезны только когда разбросаны.» Это мнение было поддержано в менее напыщеной форме большинством религий в течении долгого периода времени. Тем не менее, это моральное давление диаметрально противоположно концепции получения интереса на деньги, которая предусматривает встроенный стимул к накоплению денег. Всякий раз когда существует такое структурное противоречие большинство людей не могут себе позволить или просто недостаточно заинтересованы в том, чтобы следовать моральному принципу. 2. Функции денег. Чтобы лучше понять общественные деньги мы должны осознать функции деньги как таковых. Мы увидим что общественные деньги должны будут выполнять некоторые ключевые роли присущие любым валютам, и что хорошо спроектированная общественная валюта может выполнять некоторые функции которые «нормальные» государственные деньги не выполняют. Со времен крушения в 1972 году Бреттон-Вудских соглашений, весь мир живет с чисто «бумажными» (необеспеченными ни чем) деньгами. Несмотря на это, деньги продолжают выполнять ряд различных функций, только две из которых неотемлемы: «Стандарт измерения ценности». Мы сравниваем ценность коров и апельсинов выражая её, скажем, в долларах. «Средство обмена (расчетов)», которое более эффективно чем другие формы – бартер, например. Иногда в прошлом деньги выполняли еще три других роли, так сложилось что сегоднешние деньги тоже выполняют эти роли: «Хранитель богатства». Исторически эту роль деньги выполняли редко. К примеру слово капитал (eng. Capital) происходит от латинского capus, capitis, что означает голова, и имеется ввиду головы скота, также как до сих пор в Техасе или среди Тутси в Африке говорят: «Он стоит 1000 голов.» Другой пример: в Египте позднего царства и в Европе в средние века до самой второй половины 18го века, богатство хранили в основном в землях и их последовательных улучшениях (дамбы, системы ирригации и мелиорации. Прим. переводчика). «Инструмент спекулятивного дохода», что проявляется наиболее выразительно в наши дни, когда 95% всех валютных операций в мире проводятся лишь с целью спекуляций, и менее 5% всего валютного обмена проводится для дальнейшей торговли товарами и услугами (дневной оборот на Forex Exchange - 4 триллиона ежедневно. Прим. переводчика). Это было введено в систему только после августа 1972, когда президент Никсон создал безсистему плавающих курсов, которую мы имеем теперь (за основу была взята разработанная Б. Лиетаром в 1970 году система плавающих обменных курсов для экзотических валют. Прим. переводчика). «Инструмент империи». Контроль Советким Союзом внешней торговли стран коммунистического лагеря через «конвертируемый рубль» - один из недавних примеров. (влияние Federal Reserve Bank of USA через влияние на основную резервную валюту мира, Euro в Евросоюзе - текущие примеры. Прим. переводчика). Тем не менее, мы принимаем как аксиому то, что деньги выполняют те роли к которым мы привыкли – что сегодня означает все пять функций для Американского Доллара (Евро). Очень важно понять, что деньги для того чтобы быть эффективными должны выполнять только две основных функции. 3. Конфликт между функциями денег. В действительности, вторичные функции выполняемые деньгами неизменно вредят двум неотъемлемым. Рассмотрим некоторые примеры. «Хранитель богатства» против «средства обмена». На первый взгляд очень удобно когда деньги еще выполняют функцию хранения богатства. Однако, с этим связана значительная скрытая стоимость: эта особенность денег существенно усиливает «бум-кризис» экономические циклы. Теория временного предпочтения денег, которая описывает рациональный компромисс между потреблением сегодня и сохранением на будущее, объясняет это: Когда кто-либо ожидает высокую степень неопределенности в будущем, он большую часть своего богатства сохраняет как накопление, и, соответственно, меньше средств доступно для немедленного потребления. В результате, при первых признаках рецессии все у кого есть деньги логично сохраняют больше и потребляют меньше, тем самым усиливая рецессию для всех остальных. Во времена бума, когда у потребителей превалирует оптимизм, люди склонны к одновременному использованию накопленных средств на покупку больших вещей (таких как машины, дома и т.д.), тем самым толкая бум к стадии высокой инфляции. В то время как другие факторы также играют свою роль в создании циклов экономики, было уже многократно доказано что уверенность потребителя существенно усиливает проблему. Создав стимулы для того чтобы средства обмена не включали в себя функцию хранения ценности автоматически избавит нас от «бум-кризис» тенденции в существующей системе. «Спекуляция» против «Стандарта измерения ценности». Джоел Куртсман в книге «Смерть Денег» убедительно описывает почему и как спекуляция валютой подрывает способность валюты выполнять роль «Стандарта измерения ценности». Если, например, немецкая компания хочет инвестировать деньги в завод в Индии, наибольшая неопределенность лежит не в самих по себе рисках данного бизнеса, а в том какую валюту использовать чтобы сделать расчеты для потока наличности: рупии, доллары или немецкие марки? Базовые инвестиции в немецких марках, а зароботок будет приходить в рупиях, но как предвидеть изменения курса обмена на протяжении всего периода и как посчитать норму окупаемости и прибыли? В то время как существуют некоторые инструменты для управления рисками при краткосрочных транзакциях, они не доступны для долгосрочных рисков типичных для капитальных инвестиций, или они попросту очень дороги. В результате: меньше иностранных инвестиций, в особенности в страны Третьего Мира, тем самым происходит снижение эффективности распределения ресурсов в мире. Мы никогда не сможем четко определить сколько инвестиций не произошло из-за этого, но все индикации говорят о том что количество их весьма велико. (Другим примером может служить ситуация когда из-за «игр» крупных валютных спекулянтов искусственно обрушивается та или иная национальная валюта, что ведет не только к ухудшению реального уровня жизни населения в странах подвергшихся атаке, но и приводит к потере доверия населения к своей валюте, что фактически приводит к невозможности выполнения ею функции «стандарта измерения ценности». Недавний пример - обрушение некоторых валют стран Юго-Восточной Азии при участии г-на Сороса и Ко. Прим. переводчика.) «Инструмент Империи» против «Средства Обмена» Недавняя история предоставляет нам красноречивые примеры конфликта между этими двумя функциями денег: до развала коммунистического блока внутри него не было необходимости в том чтобы кто-то стоял на страже рядом с заводом в Польше с целью предотвращения налаживания более близких торговых взаимоотношений с Западом, чем это было приемлемо для Советског Союза. Возможность конвертировать все валюты коммунистических стран только в рубли давала автоматическую достаточную степень контроля. (не забываем о контроле Доллара США и котроле над странами Евросоюза через Евро. Прим. переводчика) 4. Проблема интереса на деньги. Другая особенность сегодняшних денег заключается в том, что мы принимаем за аксиому то, что деньги «зарабатывают» интерес (проценты на вклады и кредиты). Этот процесс стал повсеместно приемлем в Западном мире только в последние сто лет. В самом деле, ведь в течении более чем тысячи лет все три основные религии категорически запрещали любой интерес на деньги поскольку считали это ростовщичеством. И только в конце 19го века Католическая Церковь , как бы, забыла о грехе ростовщичества (ссылка 2). Это совпало с периодом когда сама Церковь, которая в течении веков была крупнейшим землевладельцем в Западной Европе (т.е. была владельцем основных средств), обнаружила в своих руках финансовые активы вместо земли (т.е. стала поставщиком финансовых средств, как банки). И все же проблема с интересом на деньги не относится к этим «моральным» историко-религиозным основам. Интерес на деньги является одной из наиболее системных причин разрушения нами окружающей среды на планете. Рассмотрим хотя бы метафорический пример с живым деревом (или любым другим живым или невосполнимым ресурсом): из-за возможности интереса на деньги, чистая приведенная стоимость (Net Present Value) любого дохода в долгосрочной перспективе пренебрежительно мала. Значит, буквально выгоднее спилить дерево сейчас и полученые средства положить на сберегательный счет чем дать дереву расти еще десять или даже сто лет. По аналогии, единственные деревья которые стоит сажать с коммерческой точки зрения это быстрорастущие сосны. (Никто не сажает красное дерево в коммерческих целях). Так что даже когда мы сажаем деревья, мы губим экосистему планеты теряя биологическое разнообразие. 5. Перепрограммирование «Невидимой Руки» Давайте представим что создаем валюту единственная цель которой выполнение двух основных функций денег: стандарт ценности и средство обмена. Чтобы припятствовать ее использованию в качестве «хранителя богатства» мы встроим «усилительный» механизм: когда кто-то зарабатывает эквивалент 100$ в этой валюте, мы дадим ему/ей покупательную способность на 110$ если деньги будут использованы сегодня. Завтра эти деньги будут стоить уже только 109$, 108$ послезавтра, 100$ на десятый день и 90$ на двадцатый день и т.д. Что же будет происходить? Проявятся следующие модели поведения: Будет создан структурный стимул разделяющий функции «средства обмена» и «хранения богатства», с дополнительным бонусом снижения амплитуды циклов «бум-кризис». Люди начнут инвестировать или тратить эти деньги быстро, и те кто получат их в свою очередь будут поступать также. Следовательно возникнет дополнительная экономическая активность, и будут созданы дополнительные рабочие места. Принятие решений будет децентрализовано в высокой степени, поскольку каждый получатель этих денег будет активно вовлечен в их распространение активируя процесс создания новых рарочих мест. Наиболее важные структурные подвижки произойдут в том как люди спонтанно начнут сохранять и инвестировать. Поскольку концепция «ускорителя» препятствует использованию валюты в качестве «хранителя» - особенно если такая валюта широко распространена – что-то другое должно быть использовано для хранения богатства. Концептуальный ключ для понимания этого структурного изменения включает в себя изменение «направления времени» в инвестиционном процессе. В текущей системе чистая приведенная стоимость (Net Present Value) любой инвестиции должна быть выше чем процентная ставка на безрисковый государственный бонд (гособлигация). Это подразумевает что все что создает добавленную стоимость далее чем через двадцать лет сегодня буквально ничтожно, тем самым создается системный стимул для того чтобы не беспокоится о долгосрочных последствиях наших действий. В предложенной в данной статье системе стимул работает в противоположном направлении: доходы в будущем становится более ценным чем доходы сегодня, что автоматически сдвигает приоритет на долгосрочные результаты сегоднешних действий. Как только будут удовлетворены базовые потребности, логичным в новых условиях станет использование денег в виде инвестирования в то что снизит затраты в будущем (выплата основной суммы кредита, улучшение теплоизоляции дома, улучшение энергоэфективности, заложение своего огорода) и инвестиции в то что сохранит или увеличит свою ценность (улучшение земли, деревья и леса, и все что увеличивает ценность со временем). Чтобы подготовить сбережения на колледж для ваших внуков, логично было бы посадить рощу или вложить деньги на сберегательный счет который это делает. Новые формы ликвидных сбережений были бы немедленно предложены наиболее гибкими финансовыми институциями как только спрос на ликвидность в только что упомянутых основных средствах возникнет. Это приведет к оттоку денежных капиталов из кредитно-финансовых институтов на неорганизованный рынок ссудного капитала, поскольку государственные облигации будут давать меньшую прибыль. В общем, акции будут предпочитать облигациям, соответственно делая легким доступ к инвестиционному капиталу, соответственно основным способом финансирования бизнесса станет привлечение дешевого частного инвестиционного капитала. Потребительские предпочтения сдвинутся в направлении продуктов с более долгим периодом «жизни». Предположим что у человека есть 100000$ и в продаже есть два типа автомобилей: обычная сегодняшняя машина по цене 20000$ и сроком службы четыре года, и другой автомобиль ценою 100000$ и сроком службы двадцать лет. В условиях современной валютной системы вполне логично купить машину с коротким периодом службы поскольку остаток в 80000$ можно вложить на сберегательный счет и получить больший доход в долгосрочной перспективе. В предлогаемой альтернативной валюте логичным становится приобретение долгослужащего автомобиля. Конечно сегодня никто не производит таких машин, поскольку на них нет спроса. Но в будущем, это может спонтанно стать типом наиболее востребованных машин. Заметте что сумма доходов производителя автомашин одинакова в течении двадцати лет (предпологаем отсутствие инфляции), но нагрузка на окружающую среду значительно меньше. Следуя такой же логике люди будут страться строить дома на века и спонтанно инвестировать в теплоизоляцию и другие улучшения когда у них будут лишние деньги. Важно заметить что нет необходимости заинтересовывать налоговыми скидками или обучать людей для того что бы они так поступали. Мы просто перепрограммируем «невидимую руку» финансовой заинтересованности индивида чтобы подвигнуть его на такие действия. Сегодня многие люди пытаются убедить окружающих поступать экологически ответственно, но финансовая заинтересованность стимулирует действия в обратном направлении. В предлгаемой системе экономический стимул каждого тянет автоматически в том же направлении что и экологически правельные действия. Только сонаправив экономические и моральные стимулы мы сможем расчитывать на массовые изменения в модели поведения общества. 6. Обоснованность валюты с «ускорителем» Идея валюты с «ускорителем» это одна из вариаций того что называется в Англо-Саксонской литературе как «марочные деньги» (Stamp scrip) или «марочная валюта» (Stamp Currency), а в немецкой литературе как «Вара» (Wara) (торговая валюта) или «Frei Geld» (бесплатные деньги). Теоретическая концепция этих денег была впервые разработана Сильвио Гезелем (Silvio Gesell) около ста лет назад. Гезел – аргентинский бизнессмен и экономист которого проигнорировали многие экономисты теоретики из-за, на первый взгляд, нетрадиционной природы предложенной им концепции «платы» или «демереджа». Исходной мыслью Гезеля было то что деньги как средство обмена должны быть общественной услугой (также как публичный транспорт например) и, следовательно, за пользование услугой нужно взимать небольшую плату. Вместо получения интереса (процента) за накопление таких денег, держатель фактически платит интерес (процент) сам. Во времена Гезеля марки были обычным методом для взимания такого рода платы. Сегодня широко применяемые в платежных операциях и учете компьюторные системы, а также общедоступность дебитных карт, сделают эту процедуру намного более легкой и удобной в пременении. Является ли такая нешаблонная концепция как «платные деньги» теоретически обоснованной? Ответ громогласное ДА, и поддержан он экономистами не меньшего калибра чем Джон Мейнард Кейнс (John Meynard Keynes). Глава 17 его «Общей теории трудовой занятости, Интереса и Денег» (General Theory of Employment, Interest and Money) анализирует последствия таких денег, и представляет теоретическое обоснование утверждениям сделанным Гезелем. Кейнс в частности утвеждает «Те реформаторы, которые ищут лекарства в создании искусственной платы за удержание денег через механизм требующий переодической установленой оплаты марки на законные платежные средства для сохранения ими своего свойства как денег, находятся на правельном пути, и практическая ценность их предложений заслуживает рассматрения.» Он подитоживает предвидящим утверждением что «будущее большему научится и Гезеля, чем у Маркса.» Вторая часть его заявления сейчас уже общепризнанный факт. Возможно он был прав и насчет первой части? 7. Исторические прецеденты. Огромное большинство книг по экономической или монетарной теории и истории никогда не упомянают возможность таких «платных» или «демерредж денег». Даже монументальная История Кредитных Ставок (History of Interest Rates) охватывающая кредитные ставки от Шумер до сегоднешнего дня, не упомянает об этом ни разу. Так что же это просто теоретическая идея, или это практическая возможнось? В действительности история описывается большое количество применений данной концепции в различных культурах и разных обстоятельствах что спонтанно приводило в моделям поведения которые мы пытаемся стимулировать. Египет. Помните библейского Иосефа, который разгадал сон Фараона и спас Египет от «семи голодных лет» созданием запасов пищи. Почему же это Египтяне так высоко ценили Иосефа за изобретение складирования? Но использование сладов широко применялось с начала аграрной революции за несколько тысяч лет до этого. Могло ли быть что-то большее в этом чем упомянуто в Библии? Эти резервы были также базой Египетской монеарной системы. Каждый фермер, кто сдавал товар на склад получал осколок керамики с надписью о количестве и сроке доставки, этот «осколок» он мог использовать в дальнейшем чтобы купить что-то другое. Эти расписки, или «острака», найденые тысячами, и были фактически использованы как деньги. Однако в Библии пропущена ключевая особенность этой системы: существовала повременная плата за эти расписки. Например если кто-либо хотел «отаварить» острака на десять мешков пшеницы через шесть месяцев, он бы получил только девять мешков. Плата за хранение отражала затраты на охрану склада и количество потеряное из-за грызунов. Тем самым нам понятно что египетский фермер никогда бы не накапливал такие деньги а инвестировал в то, что было наиболее выгодно для него: улучшение своей земли и ирригационных систем. Такая валюта использовалась в Египте в течении более чем тысячи лет, пока римляне насильно не заменили ее своей банковской и денежной системой, более «современной» и имеющей положительные кредитный интерес. Заметте несомненные последствия этой смены: пока использавалась валюта с негативным процентом египтяне строили монументы которые стоят вечно и поддерживали свою сельскохозяйственную систему в отличном состоянии, что делало её житницей всего Древнего Мира. Все это быстро исчезло с введением римской системы. С тех пор Египет остается «развивающейся» страной вот уже в течении двух тысяч лет. Средние Века. Что дало начало исключительному экономическому и духовному расцвету в Европе между 1150 и около 1300 годами, когда произошел неординарный расцвет всех соборов? Лишь немногие знают что этот период совподает с периодом существования монетарной системы брактеат (brakteaten), по которой местные лорды выпускали серебрянные пластинки которые отзывали в среднем каждые от шести лет до восьми месяцев и выпускали более тонкие, что приблизительно соответствовало ставке демереджа около 2-3 процента в месяц за весь период. Поэтому люди автоматически инвестировали в то что прослужит вечно: улучшение земли, гобелены, картины, или соборы. С экономической точки зрения соборы имели смысл как инвестиции в будущее. Между городами существовала жесткая конкуренция за привлечение пиллигримов со всего Христианского мира, и города соревновались за соборы, так же как сегодня они соревнуются за инвестиции Walt Disney Co. Главная разница, конечно, в том, что соборы являются также символами веры, произведениями искусства тысяч мастеров предпочитавших оставаться анонимными, и созданиями долговременной красоты. Многое указывает на то что соборы расцвели как наиболее грандиозные символы общественной солидарности в Западной истории, и пришли в упадок как только система брактеат была заменена королевской монополией на создание денег? В то время как предыдущие примеры могут быть дисконтированы поскольку кажется что они применимы только к докапиталистической экономике, следующий пример приводит нас в современность. 1930-е годы Германия. В 1930, г-н Хебекер, владелец небольшой обанкротившейся угольной шахты в Шваненкирхене (Schwanenkirchen), Бавария, решил в попытке отчаяния платить своим работникам углем вместо Рейхсмарок. Он выпустил местную валюту, которую назвал Вара, которую можно было отаварить углем. На обратной стороне были маленькие квадраты для наклеивания марок. Банкнота дейсвительна только если марка текущего месяца приклеена и погашена. Эта негативная процентная плата была оправдана «стоимостью хранения». Рабочие платили за питание и местные услуги этими Вара. Например, у булочника не было выбора кроме как принять эти деньги и убедить, в свою очередь, своих поставщиков зерна принять эти деньги. Процесс был настолько успешным что к 1931 это движение Freiwirtschaff (бесплатная экономика) распространилось по всей Германии, включая более 2000 корпораций и целое множество товаров как обеспечение Вара. Но в ноябре 1931, Германский Центральный Банк, опираясь на свое монопольное право выпуска валюты, запретил все эксперименты такого рода. 1930-е в Австрии. В 1932, г-н Унтергугенбергер, мэр австрийского города Вёргль, решил что-то предпринять в связи с 35 процентной безработицей в веренном ему регионе (типичная ситуация для Европы того периода). Он убедил муниципалитет выпустить платные марочные деньги на 14000 Австрийских шилингов, которые были покрыты реальными 14000 шилингов положеных в банк. Через два года, Вёргль стал первым Австрийским городом достигшим полной занятости. Во всем городе было сделано центральное водоснабжение, все улицы заново переуложены, большинство домов заново выкрашены, налоги оплачивались вперед, и был высажен и востановлен лес вокруг города. Важно понимать, что основа происшедших перемен не в собственно инициативе муниципалитета, а во множестве маленьких индивидуальных инициативных действий произошедших в процессе рецеркуляции денег вместо их накопления. В среднем частота обмена денег Вергля была в 14 раз выше чем частота обращения обычных австрийских шилингов. Другими словами в среднем то же количество денег создало в четырнадцать раз больше работы. Более чем 200 других австрийских городов решили последовать этому примеру, но и здесь Центральный Банк запретил этот процесс. Судебная апеляция была подана вплоть до Верховного Суда, где дело было окончательно проиграно. Марочные деньги в Северной Америке. «Кризисные» деньги имеют гораздо более долгую историю в Америке чем большинство людей подозревают. Они появляются с занятной регулярностью в 1830х, 1890х и в 1930х – прмерно совпадая с нижними точками долгосрочного экономического цикла называемого Волна Кондратьева. Я сконцентрируюсь на последнем периоде поскольку он наиболее хорошо задокументирован. Теоретиком стоявшим за этим движением в США в 1930е был Ирвин Фишер из Ельского унивевситета. Он проанализировал пример австрийского Вёргля и опубликовал несколько статей о его успехах. Вследствии, более 400 городов и тысячи сообществ и организаций по всей стране выпустили в той или иной форме «кризисные» деньги. Многие были «марочными» деньгами, влючая погашение марки в регулярные промежутки времени (ежемесячно например). Была также попытка продвинуть «марочные» деньги официально на государственном уровне: сенатор Бэнкхед от Алабамы представил проект в сенат 18 Февраля 1933 года, а депутат Петенхил от Индианы представил проект в Палате Представителей 22 Февраля 1933. В это же время Ирвин Фишер встречался с Дином Ачесоном, в то время заместителем Министра Финансов, чтобы заручится поддержкой элиты. Ачесон спросил мнение одного Гарвардского профессора, который сказал что система будет работать, но она предпологает значительную децентрализацию в принятии решений, а это стоит оговорить с Президентом. Вскоре после этого Президент Рузвельт запретил какое либо использование «кризисных денег» и объявил Новый Проект сконцентрированный вокруг грандиозного централизованного плана ряда больших строительных проектов. Все эти примеры показывают что концепция работает в современных условиях всегда когда её не запрещают и правильно вводят. 8. Общественные деньги. «Если вы хотите чтобы люди дрались, бросьте им кость; если вы хотите чтобы они кооперировали, пусть они построят башню.» Сент Экзюпери. Цитадель. Сегодня локальные валюты снова прорастают как грибы по всему миру с впечатляющей разнообразностью и возрастающей изощренностью. Как заметил Хазел Хендерсон, ключ к успеху локальной валюты, как для любой другой валюты, доверие. В данном случае в доверии к вашим соседям, к вашему сообществу в целом и к общественным лидерам. В данной статье я хотел только сделать ударение на то что если вы решили ввести локальную валюту, то почему бы не ввести наилучшую из известных систем? Очень важно чтобы общественная валюта концентрировалась только на двух ключевых функциях денег: стандарт измерения и средство обмена. И следовательно препятствовала использованию денег как хранителя богатства или как спекулятивного инструмента. Наилучшим способом добиться этого, особенно для особо изощренных электронных форм локальных валют появляющихся все больше в сети (например Minneapolis Commonweal experiment), можно встроив механизм «ускорителя» или другую форму демереджевой оплаты. Большинство современных систем просто используют концепцию «нулевого интереса». И наоборот, большинство локальных денежных систем созданных в 30е годы имели встроенный механизм демерреджа (платы за простой), обычно взымаемый через необходимость переодической покупки и наклеивания марок. Марки это примитивный способ достижения желаемого эффекта; сегодня, используя смарт карты или электронную бухгалтерию для локальных обменных систем типа LETS, деммередж может взиматься намного более эффективно и удобно простым внедрением в программу небольшой платы на все позитивные балансы. Этот маленький шаг приведет к нескольким существенным улучшениям: Каждый участник в локальной системе обмена превратится в мотивированного агента влияния. Одна из особенностей которую многие организаторы систем LETS заметили это то что в с течением времени основатели системы продолжают оставаться основной силой в убеждении и присоединении новых пользователей. Некоторые системы умирают когда их основатели не имеют больше времени для занятия ими. Пол Гловер, основатель денежной системы города Итака, сказал что тратит большую часть своего времени на то чтобы убедить новых пользователей принять новые деньги. Это очень типичная ситуация, поскольку остальные участники не имеют сильного мотиватора для убеждения новых участников: они просто могут держать эти деньги до тех пор пока не найдут применения для них. В то же время в Вёргле или в Сваненкирхене в 1930, каждый участник был лично заинтересован в том чтобы убедить своего мясника, булочника, или кузена принять эти деньги. Один из важнейших аспектов почему сегодня количество местных валют велико, но они все значительно меньше распространены чем в 1930е это как раз и есть структурная разница в мотивации участников системы. Будет создано больше рабочих мест. Современные валюты не создают больше рабочих мест чем обычные деньги. Но в Вёргле все было как раз ноборот, каждый шиллинг денег Вёргля создавал в 14 раз больше работы чем обычный Австрийский шиллинг. Социальное оздоровление общества. Во многих случаях сегодня основной причиной для создания общественной денежной еденицы является не стремление создать рабочие места, а оздоровить и укрепить дух сообщества. Несомненно общественные деньги один из наиболее эффективных инструментов для достижения этой цели. Слово community (общество) появилось впервые в англиском в 1283 году. Оно этимологически происходит от старофранцузкого и позднелатинского, в которых им обозначали группу монахов который владели, управляли и жили с урожаев своего монастыря. Иначе говоря слово относилось к материальной организации самообеспечивоемой экономической еденицы. Бенедикт из Аньена (5ый век) предпологал что такой процесс автоматически будет поддерживать и достижение духовных целей монахов. Постоянное увеличение более частых взаимодействий и взаимозависимостей между соседями в течении многих веков было успешным способом для создания и развития такого сложноуловимого понятия как дух сообщества. Включение «ускорителя» в денежную систему приведет к увеличению частоты взаимодействий и стало быть распространит его позитивное влияние. Накопление станет невыгодным. Некоторые общественные системы испытали на себе феномен накопительсва. Некоторые даже рассматривают это как признак успеха, поскольку такое поведение напоминает обращение с «нормальными» деньгами. Но каждый раз когда кто либо накапливает общественные деньги, он лишает всех остальных приемущества использования этих денег. В добавок, как было показано ранее в дискуссии о конфликте между функциями Хранения Ценности и Средством Обмена, существуют даже структурные предпосылки для того чтобы избегать накопления. Экологически ответственное поведение начнет происходить спонтанно на коллективном уровне. В то время как и другие пути для убеждения в необходимости экологически правельного поведения могут быть использованы, включая образование и законодательство, почему не использовать все доступные средства? Репрограмирование «невидимой руки» для проталкивания экоответственного поведения будет в высшей мере полезно. Эти измененния вступят в силу если только демерреджевая валюта станет доминирующей. Это условие гораздо реальнее чем может сначала казаться, поскольку некоторые из общественных валют могут сыграть роль прототипов для подготовки нового Бреттон Вудского соглашения. 9. Распространенные заблуждения. В сегоднешних политико-экономических джунглях некоторые могут пренебречь концепцией локальных валют из-за некоторых простых заблуждений. Два таких заблуждения с противоположных полюсов политического спектра мы сейчас рассмотрим. Разве Локальная Валюта это не просто ещё одна программа социальной поддержки? Для многих людей все что так или иначе помогает бедным это программа соцподдержки. Конечно это во многом справедливо, но локальные валюты являются исключением. Давайте рассмотрим практический пример какого-либо города, который по американским стандартам, считался бы образцом показательной бедности. И мы увидим что конечно локальная валюта поможет бедным – но используя рыночные механизмы, а не путем перераспределения средств от богатых к бедным. В самом деле некоторые программы соцпомощи более не понадобятся поскольку эта система дает работу бедным чтобы они помогли сами себе. Когда Джими Лёрнер стал мэром среднеразмерного бразильского города Куритиба в 1973 году, у него была непростая проблема вывоза мусора. Большинство из 500 000 жителей города Куритибы проживали в фавеллах, которые были построены так хаотично, что мусоровозы не могли въехать в них. Скопления мусора привлекали паразитов, что в свою очередь приводило к распространению опасных заболеваний в больших масштабах. Классическим решением было бы создание соцпрограммы по наведению порядка и уборке мусора, но Лёрнер не мог сделать чего либо подобного поскольку в Куритибе было слишком мало богатых людей и отсутствовало достаточное финансирование. Мэр был вынужден изобрести другой способ. Его решением было платить людям за мусор билетами на общественный транспорт, если они его отсортируют и принесут в специальные контейнеры вокруг фавелл. За органический мусор который использовался фермерами как компост для удобрения люди получали чипы которые могли обменять на продукты питания. Нововведение сработало феноменально хорошо: фавеллы были зачищены местными детишками, которые быстро научились отличать различные типы перерабатываемого мусора. Люди могли выехать на публичном транспорте из фавелл и доехать до центра города где была работа. Дополнительные расходы на автобусы и топливо были покрыты за счет продажи сортированного сырья для переработки стекло, бумажно и металлоперерабатывающим предприятиям. Были сэкономлены «обычные» деньги поскольку требовалось меньше грузовиков и топлива для вывоза мусора. И все это не упоминая об экономии от уменьшения заболеваемости и эффективизации рынка труда. Сегодня Куритиба это чистый, процветающий, сомодостаточный, и единственный в Бразилии город который отказывается пренимать деньги от государства. В городе создана уникальная система публичного транспорта и возглавляет город популярный мэр многократно переизбранный. Возможно самое важное в том что гордость и сильное чувство сообщества возникло там где мало чего подобного можно было найти до сих пор. Общий вывод для политиков всех стран в том что социальные программы могут быть заменены творчеством и изобретательностью при наличии правельного лидера. И именно за такое лидерство политиков переизберают. Введение «новых» денег приведет к инфляции! Часто реакцией на концепцию локальных валют становится утверждение что «новые» деньги увеличат денежную массу и таким образом потстегнут рост инфляции. Далее это утверждение подкрепляют тем наблюдением что встроенный ускоритель или демерредж встроенный в систему ведет к такой же модели поведения как при большой инфляции. Что же на самом деле происходит не смотря на поверхностное сходство? Рассмотрим проблему увеличения денежной массы: Увеличивают ли программы «полетных миль» общее количество полетов отдельной авиокомпании? Ответ конечно же да. Но создают ли билеты полученые за «полетные мили» создают инфляционное давление на расценки авиокомпании? Ответ нет, поскольку авиакомпания может сама регулировать на каких направлениях и в какое время предлогать билеты за «бонусные мили» ( например давая за «полетные мили» билеты только в не сезонное время или по выходным или только на определенное ограниченное количество мест). Другими словами, авиокомпания сделает так чтобы использованы были только те места которые в другом случае просто пустовали. То же самое и с локальными валютами: их ниша в том чтобы обеспечить не используемые ресурсы с иначе не обеспеченными потребностями. Наиболее продвинутые локальные валюты даже специально ставят своей целью именно задейсвование не используемых ресурсов. Местные предприниматели участвующие в Commonweal эксперименте в Минеаполисе принимают местную валюту только за по другому не задейсвованные ресурсы, как например, ресторан принимает локальную валюту при оплате раннего ужина. Даже количество местной валюты регулируется как 75% от объема скидки на продукты и услуги которые предприниматели предложили как доступные за локальные деньги. Пока локальные валюты выпускаются с четкой целью задейсвовать только те ресурсы которые по другому были бы не задействованы, инфляционного давления не будет создано. В двух словах, несмотря на то что поведенчиские модели создаваемые встраиванием ускорителя с первого взгляда могут показаться одинаковыми с поведение при большой инфляции, причины разнятся по существу. Что ещё более важно, это то последствия таких ускореннох трат денег диаметрально противоположны: при гипперинфляции, общество разрушается, при локальных валютах все нити общественных связей укрепляются и усиливаются. Важно понять что «нормальные» национальные деньги и локальные валюты выполняют разные функции. При этом теория и практика убедительно доказывают что возможно создание системы в которой оба типа валют будут существовать в симбиозе. Это станет темой другой статьи. 10. Заключение Локальные валюты являются инструментом для разрешения главных проблем современного общесва: безработицы, разрушения общества, и экологического разрушения планеты. Этот инструмент представляет собой (очень) «старое вино» которое может быть использавано в гораздо более широком контексте если его подавать в новой бутылке которую предоставляют нам современные технологии. Является ли феномен локальных валют краткосрочной пилюлей и он пропадет вместе с подъёмом глобальной экономики, или это что-то более серьзное и долгосрочное? В поддержку краткосрочности таких начинаний кто-то может указать что возвращение современных локальных валют совпадает с долгосрочной кривой экономических циклов т.н. Волны Кондратьева. И дейсвительно, как я уже указывал ранее, в США «кризисные валюты» появлялись с как по часам в 1830х, 1890х, 1930х и сейчас. Но несмотря на это я готов доказать, что, если правительства не решат уничтожить эти системы из-за неправельных причин и непонимания, локальные валюты которые мы видим сегодня это начало большого и очень важного нового долгосрочного тренда в экономике. Мои утверждения основываются на наблюдении о том что сегоднешний кризисный тренд структурно отличается от всех предыдущих. Одно из основных объяснений причин возникновения волны Кондратьева это фундаментальные изменения технологии которые происходили во всеобщем производственном процессе. В интервалах около 50и – 60и лет мы видели «технологию воды» 1830х за ней пришла «технология паровых двигателей» в 1880х, двигатель внутреннего сгорания в 1930х, и микрочипы в 1980х. Но приход информацинного общества приводит к ситуации без исторического прецедента: рост безработицы, и экономический рост в связке с ухудшением условий жизни индивида. Масштаб экологического и социального разрушения также не имеет прецедента в истории. Так как централизованное разрешение этих проблем зашло в тупик, локальные валюты являются наиболее логичным инструментом разрешения создавшейся ситуации. Как я пытался доказать, локальные валюты имеют доказанную и многократно проверенную историю успеха в решении проблем для которых у нас не имеется других инструментов сравнимых по простоте и эффективности. Ирония в том что мы снова стоим перед выбором который мучал наших предшественников в 1930х. Большинство приемуществ описанных здесь для того чтобы разрешить людям помочь себе самим были актульны и в те годы. Мы никогда точно не узнаем пришел бы Гитлер к власти если бы людям в Германии было позволено продолжить решать их проблемы снизу вверх и находить работу и достойное существование внутри своих локальных обществ. Разве не было бы разумно позволить людям попробовать? 1998 год. Перевод Комаров Валерий.
Просмотров: 1534 | Добавил: yaroslav1982 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Календарь новостей
«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz